Преподобный Севастьян Карагандинский: спасение России придет…

6/19 апреля православная Церковь празднует день памяти великого святого – наследника Оптинских старцев, прославившегося вне стен Оптины – преподобноисповедника Севастиана Карагандинского.

Основная часть жизни святого, как и других новомучеников и исповедников Российских прошла в годы тяжелых революционных потрясений и гонений. Родившийся в благочестивой крестьянской семье Василия и Марфы Фоминых 28 октября 1884 г. в Орловской губернии, он рано остался сиротой, жил в доме старшего брата Иллариона, как и все крестьянские дети учился, молился и трудился. По стопам среднего брата Романа (в иночестве – Рафаил) в 25 лет Стефан (так звали святого в миру) отправился в Оптину.

Воспитанный в духе старчества Оптиной Пустыни, постриженный в рясофор в 1912 году, в мантию в 1917 году, окормлявшийся у старцев Иосифа и Нектария Оптинских, преподобный стал священником вне ее стен, после закрытия монастыря, в 1927 году. Затем он несколько лет служил приходским священником в городе Козлов (Мичуринск) и был арестован в 1933 году. Далее стандартная, для тех страшных лет, судьба – 7 лет ИТЛ: год на леспоповале в Тамбовской области и Карагандинский лагерь – место жизни и страданий сотен тысяч «врагов народа», «политических», «ссыльных».

Карлаг

Из протокола допроса о. Севастиана: «На все мероприятия Советской власти я смотрю, как на гнев Божий, и эта власть есть наказание для людей… При этом говорил, что нужно молиться, молиться Богу, а также жить в любви, только тогда мы от этого избавимся…». (цит. по: Корабль спасения, Николай Головкин — http://www.stoletie.ru/sozidateli/korabl_spasenija_2010-01-25.htm).

Официальная история не любит вспомнить об этих годах. А если и вспоминает то лишь о том, как резко повысилась культура строящегося города Караганда, как ставили театральные постановки вчерашние жители столицы, а ныне – «зеки», о том, как из почти ничего вырос город в степи. Забывают о том, чего это стоило. Сосланные из центральных губерний десятки тысяч русских крестьян, интеллигенция, духовенство, «бывшие» (дворяне, представители знати, недобитые большевиками) умирали в огромном количестве.

Высушенная палящим солнцем, продуваемая всеми ветрами горючая степь летом, морозная, запорошенная снегом и леденящая своей стужей зимой, Караганда вовсе не была курортом.  «За первую же зиму умерло 4/5 от всех, кого привезли на поселение». (Цит. по: https://www.miloserdie.ru/sluzhba/sebastian_karagandinsky/). Став своего рода «столицей» лагерей Казахстана, Карлаг навеки укрыл в своих недрах тысячи и тысячи своих обитателей. Человеческие жизни расчетливо менялись властями на уголь, добываемый здесь. Это было своего рода государство в государстве – огромный лагерь протяженностью 300 км с севера на юг, и 200 км с востока на запад, с двумя своими железнодорожными ветками, многочисленными зонами, поселками, управлением. Точная цифра погибших здесь из них до сих пор не известна…

Заключенные Карлага

«В Казахстан снова потянулись вереницы поездов, на этот раз — с политическими заключенными. Первые партии, как говорят местные жители, состояли из монахов и священнослужителей. Они строили первая жилые бараки, административные здания, дороги для будущего лагеря. Затем были этапы с деятелями культуры, учеными и инженерами. Кроме добычи угля, совхоз «Гигант», как еще назывался Карлаг, кормил армию, давал государству зерно, мясо, оружие и одежду». (Цит. по: https://www.miloserdie.ru/sluzhba/sebastian_karagandinsky/). Духовным центром этого лагеря и стал преподобный Севастьян Карагандинский.

«В Долинку — «столицу» КарЛАГа, что в 45 километрах от Караганды, отец Севастиан прибыл 26 мая 1934 года. С 1931 по 1956 годы через КарЛАГ прошли около миллиона человек, прежде всего это была трагедия русских крестьян-спецпереселенцев, тысячи и десятки тысяч их и их детей погибли здесь. КарЛАГ состоял из 26 отделений (точек). Они располагались в знойных летом и очень холодных зимой степях Центрального Казахстана в радиусе до четырехсот километров.

Отец Севастиан испытал и побои, и истязания, и требования отречься от Бога.

— Никогда! – ответил батюшка.

Его отправили в барак к уголовникам.

— Там, — сказали, — тебя быстро перевоспитают.

Сначала уголовники издевались над пожилым и слабым священником. Однако со временем своей кротостью и любовью он покорил всех: привел к вере в Бога весь барак» (цит. по: Корабль спасения, Николай Головкин — http://www.stoletie.ru/sozidateli/korabl_spasenija_2010-01-25.htm). Через все испытания и гонения пронес крепкую веру в Бога отец Севастиан и сумел согреть этой верой многих людей вокруг себя. Постепенно из духовных чад батюшки (в основном – монахинь), прибывавших к нему и устраивавшихся в районе пос. Большая Михайловка, сложилась крепкая община верующих, которую окормлял старец.

О. Севастиан с духовными чадами

«В воскресные дни сестры приезжали к батюшке, который в то время уже был расконвоирован, работал водовозом. Кроме продуктов и чистого белья, они привозили Святые дары, поручи, епитрахиль. Все вместе выходили в лесок, батюшка причащался сам и сестер исповедовал и причащал.

Многих в лагере он привел к вере в Бога. И когда батюшка был освобожден, у него в зоне были духовные дети, которые по окончании срока ездили к нему в Михайловку. А много лет спустя, когда открылась в Михайловке церковь, жители Долинки поехали туда и узнали в старце-священнике своего водовоза» (Корабль спасения, Николай Головин).

После освобождения из лагеря весной 1939 года, о. Севастиан посетил посетил своих духовных чад в Тамбовской области и … вновь вернулся в Караганду. И в этом, несомненно, был Божий Промысел. Место страданий сотен тысяч людей стало очагом подлинной Святой Руси, не убитой богоборцами. «Нет, сестры, — ответил батюшка, — здесь будем жить. Здесь вся жизнь другая, и люди другие. Люди здесь душевные, сознательные, хлебнувшие горя. Так что, дорогие мои, будем жить здесь. Мы здесь больше пользы принесем, здесь наша вторая родина…» (там же). В 1944 году община приобрела новый дом, где была устроена домовая церковь, в которой в тайне от богоборческих властей, совершались службы.

«Жители Михайловки, узнав о батюшке, стали приглашать его к себе, в свои дома. Разрешения на совершение треб не было, но батюшка ходил безотказно. Народ в Караганде был верный – не выдадут. Не только в Михайловке, но и в других районах полюбили батюшку, поверили в силу его молитв». (там же). Преподобный стал молитвенником не только за своих духовных чад и ближних, но и за  многих людей со всех концов света. Вскоре, отовсюду в Караганду стали переезжать духовные чада старца, как монахи, так и миряне. Батюшка помогал людям обустраиваться на новом месте, давал средства на покупку домиков из саманной глины, оставшихся от спецпереселенцев, укреплял духовно.

старец Севастиан Карагандинский

«В 1946 году, по благословению старца Севастиана, верующие Караганды подали в местные органы власти заявление о регистрации религиозной общины… В ответ пришло распоряжение: «Запретить священнику Севастиану Фомину службы в самовольно открытом храме».

Только в 1953 году было разрешено совершение в Большемихайловском молитвенном доме церковных таинств и обрядов — крещения, отпевания, венчания, исповеди, но литургию батюшка мог служить только тайно ночью на квартирах верующих. По великим праздникам всенощное бдение служили с часа ночи, а после короткого перерыва совершалась Божественная литургия» (там же). И только в 1955 году было получено разрешение на официальное открытие Церкви.

«В 1955 году в день праздника Вознесения Господня церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы была освящена. Батюшка был настоятелем храма одиннадцать лет — с 1955 по 1966 годы, до дня своей кончины. Он создал в Караганде «Дивеевскую обитель», то есть женскую общину, подобную общине Дивеевской» (там же). И в этом так же есть глубокий духовный смысл. Ведь именно Дивеевская община преподобного Серафима вымаливала спасение России, а батюшке Серафиму были открыты все ключевые события будущего, включая революционное падение Руси, и её грядущее воскресение. Именно поэтому остался в Казахстанских степях преподобный Севастиан – наследник оптинских старцев, вымаливавший нашу Русь в тяжкие годы гонений!

«22 декабря 1957 года, в день празднования иконы Божией Матери «Нечаянная Радость», архиепископом Петропавловским и Кустанайским Иосифом (Черновым) батюшка был возведен в сан архимандрита и награжден патриаршей грамотой «За усердное служение Святой Церкви». В 1964 году ко дню своего ангела отец Севастиан был награжден архиерейским посохом — награда, примеров не имеющая» (там же). На старости лет перебрался к батюшке и его старший брат – Илларион, перед смертью постриженный им в рясофор с тем же именем.

«16 апреля 1966 года батюшка принял постриг в схиму от своего духовного чада — владыки Питирима (Нечаева), прибывшего к нему для совершения пострига» (там же). Наступили последние дни земного пути великого старца. Отошел ко Господу преподобный ранним утром 19 апреля 1966 года на Радоницу. Провожали в путь всея земли старца тысячи людей – священники, монашествующие и миряне, с пасхальным возгласом – «Христос Воскресе»! Но милостью Божьей и после смерти преподобного его община не осиротела.

В храме Рождества Пресвятой Богородицы

«Последующие 60 лет этой приходской общины (и до сегодняшнего дня) не похожи ни на что другое в современной церковной жизни. В Караганде, на месте мученичества и исповедничества сотен тысяч безвинно осужденных, сохранилось живое, не книжное старчество. Оно так органично вошло в жизни уже трех поколений прихожан, что люди даже не представляют себе какой-то другой духовной жизни» (https://www.miloserdie.ru/sluzhba/sebastian_karagandinsky/).

Как и было принято среди Оптинских старцев, преподобный Севастиан оставил своих духовных наследников, и по сей день в Караганде знают, и уважают отца Петра (Горошко), отца Александра Киселева, и матушку схиигумению Севастиану (Жукову). Батюшки – духовные чада и последователи преподобного, матушка – хранитель традиций основанной им монашеской общины, игуменья Богородице-Рождественского женского монастыря (матушка отошла ко Господу 7 июля 2015 года на праздник Рождества Иоанна Предтечи). Духовные чада батюшки сохранили в гонениях традиции и дух Оптинских старцев, вопреки всем напастям. И в этом несомненно есть особый смысл. Молитва за Святую Русь на протяжении многих лет здесь не прерывалась!

отец Петр Горошко

Пришло время и для канонизации почитаемого старца. В 1997 году состоялось поместное прославление в лике святых преподобного Севастиана. 4 ноября того же года были обретены его честные мощи ныне хранящиеся в Свято-Введенском соборе Караганды. А в 2000 году он был внесен в собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. И это призывает нас внимательно относиться к духовным наставлениям и заветам старца.

Не случайно, в Казахстане и Киргизии по сию пору помнят пророческие слова преподобного: «Спасение России придет из Средней Азии». Однако до недавнего времени никто не понимал, с чем именно это будет связано. Теперь, когда в 2012 году на наших глазах из Казахстана появился Избранник Божий Георгий Владимрович Романов-Новый, открылся спасительный смысл этого пророчества.

Г.В. Романов-Новый

Молитвами преподобного Севастиана Карагандинского и всех Оптинских старцев, да воскреснет Русь и расточатся враги её!

Р.К.

По материалам:

https://www.miloserdie.ru/sluzhba/sebastian_karagandinsky/

http://www.stoletie.ru/sozidateli/korabl_spasenija_2010-01-25.htm

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × четыре =